Прекрасный мир

Возле музея толпа, ждёт, когда начнётся, пока в толпе бродят ангелы на ходулях, и трубы на мягких лапах танцуют вальсы, — «Над волнами», «Берёзка», «Осенний сон», — от которых всегда кажется, что грудную клетку тебе отворили, и надо придерживать рукой сердце, и белая акация, как назло, зацвела.

девочкаСговорились. А в «Липках» под каштанами ансамбль «Забава», задирая окрестных соловьёв, поёт и пляшет, и соловьи расточаются пульканьем, клыканьем, дробями и стукотнёй, доказывая, что никого, кроме них, тут не стояло. Дети гремят и рокочут самокатами, вот кто-то грохнулся, разбив коленку, рёв, утешения, мороженое. Девочка лет тринадцати бежит по глянцевой от полива аллее, вдоль которой только занялись нарнийские гранёные фонари, цокает, словно подковами — и вдруг покатилась, задрав мыски, искря светодиодами на колёсных шпорах.

Но вот, собственно, и подковы: выдвигаются на вечерний заработок к фонтану лошади, плывут сквозь гуляющий народ, кивают большими головами милостиво, с высоты, не свысока. Двое пацанов сшибают на пиво, выставив гитарный футляр, от души рвут струны и орут: «Секс-бомб, секс-бомб, Юра секс-бомб», — другой, чуть дальше, под обгорающим уже кустом сирени, среди дымных ирисов, тянет на флейте что-то невесомое, такое же светлое и сумрачное вместе, как этот незаслуженный вечер.
— Я ей так и сказала: «Если у тебя всё всё время плохо, — говорит девочка в перламутровых штанах девочке в джинсах, — тебе надо ко врачу».

Конечно, не ко. Конечно, всё прочее.
Но вот сейчас, вот именно сейчас, мир вдруг сошёлся, как пасьянс, и прежде, чем кто-то там соберёт карты, чтобы заново стасовать колоду, есть пара мгновений безоговорочного… вот его, да, его.

Екатерина Ракитина

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *