«Послекорсетные» будни

Ну, как я…. Корсет сняли, теперь так лежу. Из развлечений — минут 40 идти в туалет и обратно. Вчера посмотрела про дирижабль «Гинденбург», про Лайонела Крабба и про британско-австралийские телодвижения в 1915 году в Галлиполи.

ГаллиполиА мне слово «Галлиполи» вообще говорить нельзя. Мне в институте русскую литературу первой волны эмиграции преподавал человек, первым образованием которого была прикладная математика. Он очень любил точность. То есть к литературе он приступал только после всяких точностей. То есть и вовсе не присупал. А я ему сдавала Гайто Газданова. С первой пересдачи я ненавижу слова «Галлиполи», «Ситроен» и «Радио Свобода». Со второй — слово «редактор» (потому что нельзя не знать должности Газданова на Свободе) и «слесарь» (это Ситроен). С Галлиполи как-то попроще, там он голодал, это легко запомнить, а главное, имеет какой-то смысл.

Не суть. Ночью мне приснилось, что я в свои-то 41 коричневом платье, белом фартуке и пионерском галстуке хожу в школу. И скоро ЕГЭ. И тут я понимаю, что ни на одном уроке математики, физики и химии я не была. Прогуляла.

Я так со сна подорвалась, что чуть второе ребро не сломала. Никогда, никогда я так не радовалась своему диплому о высшем.

Сегодня «слушаю свои «Валенки»»(с), смотрю австралийские «Правила моей кухни» и не возражаю.

Кстати, а вот кто читал «Щегла» — это очень занудно? А то детектив такой толщины вызывает у меня сомнения. Может, быстро прочитать, кого убили, потом кто убил — а середину пропустить?

Анна Рождественская

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *