Счастье, счастье было учиться в Литинституте

Одна из групп нашего факультета поэзии была чисто черной вдовой. Поступили они (я не помню фамилий!!!!) к Иванову, после смерти Иванова были переведены к Петрову, после смерти Петрова к Сидорову.

ЛитинститутИ была у нас однокурсница из Краснодара. Островский умер бы от счастья, на нее глядючи (я про сытого Островского). Сиськи, жопа, фрикативное «Г» и вуаль (вуаль!). Всем своим нечеловеческим русским она могла спросить нашу тетеньку (и без того гарпию и скумбрию) по современному русскому: а как мне фонемами звуки и слова записывать, если я их все неправильно произношу?

Смелая женщина, кстати. Я бы держа в руках все ядерное оружие мира побоялась бы чего у тетеньки про современный русский спросить.

Не суть. Наступает защита диплома. Надо толкать преддипломную речь. Последней. Комиссия дремлет. Старенький Сидоров дремлет давно. Краснодарская вуаль, вся волнуясь, выходит и (она привыкла хоронить мастеров курса) говорит: «Прежде всего я хотела бы почтить память моего учителя Сидорова».

Тут все легли. Сидоров проснулся и вгрызся остатним зубом в валокордин. Однокурсница молила о прощении и сморкалась в вуаль.

Анна Рождественская

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *